#Философия
#Конфликт
#Авторитарная­_риторика
#Ценности
#Психология
#Кризис
#Национал-анархизм
#Восток

Комментарий: «Беспрерывная резня» Александра Мишина

По все­му миру под дав­ле­ни­ем ка­пи­та­ла аго­ни­зи­ру­ют неустой­чи­вые го­су­дар­ствен­ные си­сте­мы. Буд­дист­ская (sic!) на­цио­на­ли­сти­че­ская ком­пуль­сия в Мьян­ме, — что-то на­столь­ко силь­но за­кру­чен­ное мне слож­но было даже пред­ста­вить. Попро­бу­ем при­смот­реть­ся к тра­ге­дии ты­сяч бе­жен­цев, ока­зав­ших­ся в цен­тре вы­тес­не­ния си­стем­ных про­ти­во­ре­чий: му­суль­ман­ское на­се­ле­ние шта­та Рак­хайн под­вер­га­ет­ся нече­ло­ве­че­ско­му на­си­лию со сто­ро­ны вла­стей, им при­хо­дит­ся в спеш­ке по­ки­дать то ме­сто, ко­то­рое они на про­тя­же­нии ве­ков счи­та­ли сво­им до­мом.

Что не уди­ви­тель­но, — как и в слу­чае с ара­бо-из­ра­иль­ским кон­флик­том, — обост­ре­ние ком­пуль­сив­ных на­цио­на­ли­сти­че­ских тен­ден­ций на­блю­да­ет­ся в Мьян­ме ещё с Вто­рой ми­ро­вой вой­ны, — ав­то­ри­тар­ная про­ка­за из раз­ры­ва ис­то­рии про­ник­ла в са­мые уда­лён­ные от оча­га рас­про­стра­не­ния угол­ки зем­ли. Но как?

Извест­но, что Япон­ская им­пе­рия на­ря­ду с на­цист­ской Гер­ма­нии яв­ля­лась ос­нов­ным чле­ном т.н. «Оси» — гит­ле­ров­ской ко­а­ли­ции го­су­дарств, в борь­бе с ко­то­ры­ми и раз­вер­ну­лась тра­ге­дия Вто­рой ми­ро­вой вой­ны. С са­мо­го на­ча­ла вой­ны в по­пыт­ке утвер­дить своё вли­я­ние в «ве­ли­кой во­сточ­но­ази­ат­ской сфе­ре вза­им­но­го про­цве­та­ния» Япо­ния ок­ку­пи­ру­ет Мьян­му (Бир­му) и Китай.

Мьян­ма на мо­мент на­ча­ла вой­ны на­хо­ди­лась под им­пе­ри­а­ли­сти­че­ским ко­ло­ни­аль­ным дав­ле­ни­ем Бри­тан­ской им­пе­рии. Во вре­мя ок­ку­па­ции по­дав­ля­ю­щее боль­шин­ство буд­дист­ско­го на­се­ле­ния, опья­нён­ное япон­ски­ми обе­ща­ни­я­ми неза­ви­си­мо­сти, за­ни­ма­ет ло­я­лист­скую, «кол­ла­бо­ра­ци­о­нист­скую» по­зи­цию по от­но­ше­нию к ок­ку­пан­там. Мусуль­ман­ское же на­се­ле­ние шта­та Рак­хайн за­ни­ма­ет рез­ко про­тест­ную по­зи­цию, со­хра­няя ло­яль­ность к бри­тан­цам и фор­ми­руя пар­ти­зан­ские от­ря­ды со­про­тив­ле­ния.

Вза­им­ная мно­го­ве­ко­вая враж­да му­суль­ман­ских и буд­дист­ских общ­но­стей, на­чав­ша­я­ся ещё при та­мер­ла­нов­ских за­во­е­ва­ни­ях Индии, под­пи­ты­ва­лась в Мьян­ме вза­им­ным идео­ло­ги­че­ским на­си­ли­ем, мас­ла в ко­стёр ко­то­ро­го под­ли­вал япон­ский им­пе­ри­а­ли­сти­че­ский ок­ку­па­ци­он­ный ис­теб­лиш­мент.

Подав­ле­ни­ем му­суль­ман­ско­го пар­ти­зан­ско­го со­про­тив­ле­ния в Мьян­ме в годы Вто­рой ми­ро­вой вой­ны за­ни­мал­ся ге­не­рал Аун Сан, — отец Аун Сан Су Чжи, недав­но при­шед­шей к вла­сти жен­щи­ны, ко­то­рая яв­ля­ет­ся ли­де­ром оп­по­зи­ци­он­но на­стро­ен­ной де­мо­кра­ти­че­ской пар­тии Мьян­мы.

Аун Сан Су Чжи и быв­ший во­ен­ный дик­та­то­ры Мьян­мы ге­не­ра­лис­си­мус Тан Шве.

Не смот­ря на то, что стра­ны за­пад­но­го сек­то­ра свя­зы­ва­ли с её при­хо­дом боль­шие на­деж­ды на де­мо­кра­ти­за­цию го­су­дар­ства, ко­то­рое во мно­гом яв­ля­ет­ся круп­ной со­став­ля­ю­щей «Золо­то­го тре­уголь­ни­ка», т. е. гео­гра­фи­че­ско­го ре­ги­о­на, яв­ля­ю­ще­го­ся од­ним из круп­ней­ших кри­ми­наль­ных цен­тров про­из­вод­ства опи­а­тов в мире, в ос­нов­ном — ге­ро­и­на, тем не ме­нее Аун Сан Су Чжи, яв­ля­ясь, ви­ди­мо, не осо­бо за­слу­же­но, ла­у­ре­а­том Нобелев­ской пре­мии мира, про­дол­жа­ет ав­то­ри­тар­ное оте­че­ское вы­тес­не­ние му­суль­ман­ских об­щин.

С её при­хо­дом к вла­сти пря­мо свя­за­но обост­ре­ние ком­пуль­сив­ных на­стро­е­ний, а так­же рост по­пу­ляр­но­сти ли­де­ра «буд­дист­ско­го на­цио­на­ли­сти­че­ско­го ан­три­ис­лам­ско­го» дви­же­ния «696» Аши­на Виратху. Этот буд­дист­ский мо­нах яв­ля­ет­ся буд­ди­стом лишь в сво­ём об­ра­зе: за­по­ми­на­ю­ща­я­ся тём­но-баг­ро­вая на­кид­ка и бри­тая го­ло­ва со­зда­ют устой­чи­вый сим­вол, на ко­то­рый си­сте­ма­ти­че­ски на­ки­ды­ва­ют­ся му­суль­ман­ский ра­ди­ка­лы.

Ашин Виратху.

Ещё один ла­у­ре­ат Нобелев­ской пре­мии мира, ду­хов­ный ли­дер ти­бет­ско­го буд­диз­ма Далай-лама XIV не толь­ко от­кры­то осуж­да­ет дей­ствия Аши­на Виратху, на­кла­ды­вая на него ана­лог на­шей «ана­фе­мы», но и ча­сто об­ра­ща­ет­ся к Аун Сан Су Чжи с тре­бо­ва­ни­я­ми пре­кра­тить при­тес­не­ние му­суль­ман­ско­го на­се­ле­ния и ока­зать им всю необ­хо­ди­мую по­мощь. В со­зна­тель­но­сти по­зи­ции его свя­тей­ше­ства не при­хо­дит­ся со­мне­вать­ся. Широ­ко из­вест­на его при­ми­ря­ю­щая му­суль­ман­ство и буд­дизм по­зи­ция, от­кры­то из­ла­га­е­мая им при пер­вых же воз­мож­но­стях.

К со­жа­ле­нию, бир­ман­ская ком­пуль­сия силь­но под­ры­ва­ет не толь­ко уже на­ла­жен­ные ка­на­лы ком­му­ни­ка­ции враж­ду­ю­щих общ­но­стей, но и саму воз­мож­ность на­хож­де­ния но­вых свя­зей ради вза­и­мо­по­ни­ма­ния и вза­и­мо­при­ми­ре­ния. Для осмыс­ле­ния этой тра­ге­дии, ко­то­рая толь­ко на­го­ня­ет об­щую вол­ну ис­ла­миз­ма и ра­ди­ка­ли­за­ции му­суль­ман­ских об­щин, миру по­тре­бу­ет­ся ещё мно­го вре­ме­ни.

Мусуль­ман­ская об­щи­на, как «еди­ное тело», дей­стви­тель­но де­мон­стри­ру­ет в от­дель­но-взя­тых мо­мен­тах при­мер со­ци­аль­ной и по­ли­ти­че­ской кон­со­ли­да­ции (до та­кой сте­пе­ни, что по­ли­ция их явно бо­ит­ся), но, к со­жа­ле­нию, од­нов­ре­мен­но с этим — это при­мер ав­то­ри­тар­но­го вы­тес­не­ния «буд­ди­стов-тер­ро­ри­стов», — сте­рео­ти­пи­че­ско­го округ­ле­ния, на­прав­лен­но­го на по­иск коз­лов от­пу­ще­ния. Никто не пы­та­ет­ся разо­брать­ся, го­раз­до про­ще об­ви­нить ста­ро­го вра­га во всех бе­дах, в то вре­мя как на­цио­на­ли­сти­че­ская ком­пуль­сия в Мьян­ме толь­ко обост­ря­ет это про­ти­во­ре­чие. Никто не ви­дит, что их под­лин­ный враг — ка­пи­тал, в уго­ду ко­то­ро­му на ал­та­ре ис­то­рии вновь и вновь при­но­сят­ся в жерт­ву че­ло­ве­че­ские жиз­ни.

Общ­но­сти не ви­дят, что ты­ся­чи лю­дей гиб­нут в ко­ст­ре древ­ней враж­ды не из-за «му­суль­ман» или «буд­ди­стов», а в уго­ду ин­те­ре­сам ис­теб­лиш­мен­та, ко­то­рый лов­ко ма­ни­пу­ли­ру­ет со­зна­ни­ем масс, на­трав­ляя сво­их вер­ных псов на ис­треб­ле­ние тех, ко­то­рые уже они, власть иму­щие, под­хва­ты­вая на­род­ные воз­му­ще­ния через по­пу­лист­скую ри­то­ри­ку, объ­яв­ля­ют сво­и­ми «коз­ла­ми от­пу­ще­ния». Это тра­ге­дия за­трав­лен­но­сти и оже­сто­чён­но­сти масс на­блю­да­ет­ся даже в РФ. Ком­пуль­сив­ная агрес­сия — вот ры­чаг ис­теб­лиш­мен­та в об­щем ме­ха­низ­ме удо­вле­тво­ре­ния сво­их ка­пи­та­ли­сти­че­ских ин­те­ре­сов. Ста­но­вит­ся ясно, по­че­му Китай под­дер­жи­ва­ет ав­то­ри­тар­ное вы­тес­не­ние му­суль­ман, а за ним и Рос­сия. Ещё одно про­каз­ное пят­но на лице на­шей ис­то­рии мо­жет оста­вить глу­бо­кий ру­бец, — су­гу­бо ло­я­лист­ская по­ли­ти­ка Кады­ро­ва в этой си­ту­а­ции об­на­ру­жи­ва­ет раз­рыв с по­зи­ци­ей Крем­ля, Кады­ров от­кры­то осуж­да­ет рос­сий­ское вето на санк­ции ООН по от­но­ше­нию к Мьян­ме. Уви­дим, что бу­дет даль­ше.

Послед­ний, и наи­бо­лее зна­чи­мый фак­тор, при­вед­ший к обост­ре­нию си­ту­а­ции во­круг рохин­джа в 2016—2017 гг. име­ет гео­по­ли­ти­че­ское про­ис­хож­де­ние. Рохин­джа, про­жи­ва­ют в стра­те­ги­че­ски важ­ном ре­ги­оне на за­па­де Мьян­мы — это уча­сток мор­ско­го по­бе­ре­жья, вы­хо­дя­щий на Бен­галь­ский за­лив. Для Китая это важ­ней­ший с точ­ки зре­ния про­ве­де­ния тор­го­вых опе­ра­ций со стра­на­ми Ближ­не­го Восто­ка и Афри­ки ко­ри­дор, поз­во­ля­ю­щий сни­зить за­ви­си­мость от по­ста­вок через Малакк­ский про­лив. Уже сей­час ре­а­ли­зо­ва­ны про­ек­ты неф­те- и га­зо­про­во­да от го­ро­да Куак­пую (Сит­тве), что в шта­те Рак­хайн до ки­тай­ской про­вин­ции Юннань. Нефть по тру­бо­про­во­ду в Китай идет из Сау­дов­ской Ара­вии, а газ по­став­ля­ет Катар. Обе ближ­не­во­сточ­ные стра­ны, так­же как и ОАЭ ин­ве­сти­ро­ва­ли зна­чи­тель­ные сред­ства в дан­ные ин­фра­струк­тур­ные про­ек­ты, и те­перь хо­тят чтобы они быст­рее оку­пи­лись.

Чтобы сгла­дить про­бле­му рохин­джа пра­ви­тель­ство Сау­дов­ской Ара­вии даже раз­ра­бо­та­ло план их пе­ре­се­ле­ния к себе, толь­ко бы си­ту­а­ция в Мьян­ме была спо­кой­ной. Но это план пока не до кон­ца ре­а­ли­зо­ван, толь­ко 400 ты­сяч рохин­джа пе­ре­се­ле­ны в ара­вий­скую мо­нар­хию. В то же вре­мя, имен­но Эр-Рияд и Исла­ма­бад вы­сту­па­ют спон­со­ра­ми по­встан­че­ско­го дви­же­ния ARSA, чтобы иметь ры­ча­ги дав­ле­ния как на Мьян­му, так и на Китай. International Crisis Group под­твер­жда­ет, что ли­дер дви­же­ния Ата Улла име­ет свя­зи с част­ны­ми ли­ца­ми в Сау­дов­ской Ара­вии и Паки­стане.

Для пра­ви­тель­ства Мьян­мы су­ще­ство­ва­ние ARSA тоже вы­год­но, но в опре­де­лен­ных гра­ни­цах, ведь борь­бу с ним мож­но ис­поль­зо­вать как ко­зырь в тор­гах с Пеки­ном по при­вле­че­нию ин­ве­сти­ций в ин­фра­струк­тур­ные про­ек­ты. Так­же при Аун Сан Су Чжи Мьян­ма уже несколь­ко тя­го­тит­ся брат­ски­ми от­но­ше­ни­я­ми с Кита­ем, т.к. же­ла­ет при­влечь ин­ве­сто­ров с Запа­да. В свою оче­редь в США очень вы­со­ко це­нят стра­те­ги­че­ское по­ло­же­ние Мьян­мы для ока­за­ния дав­ле­ния на Китай. Послед­ний уже ока­зал­ся плот­но окру­жен со­юз­ни­ка­ми Вашинг­то­на, тут и Индия, и Вьет­нам, и Южная Корея с Япо­ни­ей, и Вьет­нам, и Таи­ланд. В об­щем Мьян­ма — это един­ствен­ный друг для ки­тай­цев сей­час, и те­рять его нель­зя. Осо­бен­но в усло­ви­ях ро­ста на­пря­жен­но­сти в Южно-Китай­ском море, ве­ду­щей к рис­кам для мор­ско­го тран­зи­та.

Одна­ко если Китай сей­час ве­дет борь­бу с кон­флик­ту­ю­щи­ми гео­по­ли­ти­че­ски­ми стра­те­ги­я­ми, то на­род рохин­джа за свое вы­жи­ва­ние. Это лиш­ний раз под­чер­ки­ва­ет, как опас­но в ХХІ веке быть ма­ло­чис­лен­ным на­ро­дом без го­су­дар­ства, жи­ву­щим в стра­те­ги­че­ски важ­ном ре­ги­оне пла­не­ты.

Алек­сандр Мишин — «Бес­пре­рыв­ная рез­ня: по­че­му в Мьян­ме мас­со­во ис­треб­ля­ют му­суль­ман»
ОпубликоватьПоделиться Твитнуть Рассказать
Читать ещё