#Философия
#Консенсус
#Конфликт
#Авторитарная­_риторика
#Ценности
#Психология
#Идеализация
#Миф
#Кризис
#Национал-анархизм

Монополия истеблишмента на националистический дискурс

Судя по недав­ней пря­мой ли­нии на­ше­го пре­зи­ден­та, одни из ос­нов­ных по­ве­сток дав­но на­чав­шей­ся пред­вы­бор­ной кам­па­нии Вла­ди­ми­ра Пути­на, — это внеш­не­по­ли­ти­че­ская, эко­ло­ги­че­ская (зна­ко­вым со­бы­ти­ем по­сле пря­мой ли­нии ста­ло за­кры­тие под­мос­ков­ной свал­ки; ря­дом с за­пу­стив­шим эти из­ме­не­ния звон­ком был тро­га­тель­ный зво­нок от маль­чи­ка, со­об­ща­ю­щий об от­кры­том спо­со­бе пе­ре­вал­ки угля в при­мор­ском пор­то­вом го­ро­де, где он жи­вёт), а так же от­дель­ная до­воль­но ин­те­рес­ная по­вест­ка со­хра­не­ния ла­тент­ной мо­но­по­лии на кон­сер­ва­тив­ный и на­цио­на­ли­сти­че­ский дис­курс.

Все эти три глав­ные по­вест­ки рас­кры­лись бук­валь­но в те ко­рот­кие 5 ми­нут пря­мой ли­нии, ко­то­рые я и за­стал чи­сто из по­ли­ти­ко-эти­че­ско­го лю­бо­пыт­ства. Боль­ше я смот­реть не смог, т.к. было невоз­мож­но скуч­но и бес­по­лез­но, но в эти 5 ми­нут вы­све­ти­лась как раз, как мне ка­жет­ся, са­мая ин­те­рес­ная «за­го­гу­ли­на»: все эти три во­про­са в ито­ге опи­ра­ют­ся на одну клю­че­вую тему. Мас­си­ро­ван­ная ав­то­ри­тар­ная ри­то­ри­ка (как внеш­няя, так и, под­черк­ну, внут­рен­няя) от­но­си­тель­но же­ла­ния со­хра­нить мо­но­по­лию на кон­сер­ва­тив­но-на­цио­наль­ный дис­курс не толь­ко внут­ри стра­ны, но и во всём мире.

Не толь­ко за­кры­тие «Спут­ни­ка и по­гро­ма», арест, суд и за­клю­че­ние ли­де­ра на­цио­на­ли­стов Дмит­рия Дёмуш­ки­на, за­прет «Рус­ских мар­шей», мно­го­крат­ные за­клю­че­ния Мак­си­ма Мар­цин­ке­ви­ча (Теса­ка), вы­нуж­ден­ная эми­гра­ция Вяче­сла­ва Маль­це­ва, но и от­дель­ные ре­пли­ки ав­то­ри­тар­но­го тол­ка Пути­на во вре­мя пря­мой ли­нии ука­зы­ва­ют на же­ла­ние вы­тес­нить кон­ку­рен­тов из этой об­ла­сти.

Кон­текст ре­плик, — укра­ин­ский во­прос («укра­ин­ский на­цио­на­лизм» это от­дель­ная и боль­шая часть на­цио­на­ли­сти­че­ско­го дис­кур­са, не толь­ко «Май­дан», «Бан­де­ра и Поль­ша», — во­прос, ко­то­рый недав­но всплыл в кон­тек­сте ев­ро­ин­те­гра­ции Укра­и­ны, — но и це­лый ис­то­ри­че­ский пласт на­цио­на­ли­сти­че­ской ком­пуль­сии под дав­ле­ни­ем Импе­рии) в об­щем и Поро­шен­ко, ци­ти­ру­ю­щий Лер­мон­то­ва (Про­щай, немы­тая Рос­сия...), в част­но­сти.

Может быть, Пётр Алек­се­е­вич [Поро­шен­ко, ци­ти­руя Лер­мон­то­ва, — прим. AV] та­ким об­ра­зом по­да­ёт нам сиг­нал, что он тоже ни­ку­да не со­би­ра­ет­ся. Но он это де­ла­ет так тон­ко, с огляд­кой на ура‑пат­ри­о­тов и на на­сто­я­щих на­цио­на­ли­стов, при­дур­ков, ко­то­рые там бе­га­ют со сва­сти­кой. Но он нам го­во­рит: ре­бя­та, у меня ин­те­ре­сы в Рос­сии есть, и я на са­мом деле ни­ку­да не со­би­ра­юсь. Может быть, и так.

Сте­но­грам­ма пря­мой ли­нии с Вла­ди­ми­ром Пути­ным, 2017

Что это за «на­сто­я­щие на­цио­на­ли­сты, при­дур­ки, бе­га­ю­щие со сва­сти­кой»? К на­цио­на­лиз­му это име­ет толь­ко то от­но­ше­ние, где на­чи­на­ет­ся его ком­пуль­сив­ная, нев­ро­ти­че­ская, нео­на­цист­ская со­став­ля­ю­щая, по­стро­ен­ная на стра­хе ина­ко­во­сти. Чем на­цио­на­лизм ком­пуль­сив­нее, там он всё бо­лее «экс­тре­мист­ский», но те­перь весь пласт «на­сто­я­ще­го» на­цио­на­лиз­ма с ра­кур­са ап­па­ра­та — экс­тре­мист­ский. «Насто­я­щий на­цио­на­лизм» те­перь = «экс­тре­мист­ский на­цио­на­лизм».

Инте­рес­ны здесь и внут­рен­ние со­зву­чия дис­кур­са: за­иг­ры­ва­ние Наваль­но­го с на­цио­на­ли­сти­че­ским дис­кур­сом (пря­мая ли­ния с Вяче­сла­вом Маль­це­вым как ми­ни­мум); пер­вая от­сид­ка Мар­цин­ке­ви­ча про­изо­шла по за­яв­ле­нию Наваль­но­го (!); явно про­па­га­дист­ско­го ха­рак­те­ра фильм, гу­ля­ю­щий по YouTube «Наваль­ный — Гит­лер», свя­зы­ва­ю­щий фигу­ру оп­по­зи­ци­он­но­го по­ли­ти­ка с бес­смерт­ным «ко­ще­ем», — Адоль­фом; вос­тор­жен­ные па­не­ги­ри­ки Про­сви­ри­на к Наваль­но­му (це­лые ма­те­ри­а­лы «Спут­ни­ка и по­гро­ма» были по­свя­ще­ны этой теме, об этом по­дроб­нее на лур­ке по ста­тье «Про­сви­рин»).

В этом гор­ди­е­вом узле про­ти­во­ре­чий плот­но спле­та­ет­ся на­цио­на­ли­сти­че­ский и нео­на­цист­ский дис­кур­сы до той сте­пе­ни, что в по­все­днев­ном по­ни­ма­нии они трак­ту­ют­ся как тож­де­ствен­ные, — чем и поль­зу­ет­ся ав­то­ри­тар­ная ри­то­ри­ка ап­па­ра­та. Суть экс­тре­миз­ма в этом ра­кур­се вро­де как бы ясна — это се­па­ра­тизм, так же «се­па­ра­ти­ста­ми» на­зы­ва­ют сто­рон­ни­ков Наваль­но­го.

Уди­ви­тель­ным об­ра­зом аб­со­лют­но вся, в том чис­ле ней­траль­ная, на­цио­на­ли­сти­че­ская кри­ти­ка ап­па­ра­та ста­но­вит­ся се­па­ра­тист­ской, экс­тре­мист­ской, в то вре­мя как яв­ля­ет­ся лишь су­гу­бо оп­по­зи­ци­он­ной. Экс­тре­мизм и се­па­ра­тизм ста­но­вит­ся но­вым яр­лы­ком, на­пич­кан­ным нега­тив­ны­ми кон­но­та­ци­я­ми си­но­ни­мом для оп­по­зи­ции, по­доб­но «пя­той ко­лонне».

Зада­чи «са­мо­вы­дви­жен­ца» в ито­ге, вы­гля­дят «бла­ги­ми» — раз­ря­дить на­цио­на­ли­сти­че­скую ко­муль­сию вне рас­ко­ла на­ции (и это, без­услов­но, слу­жит ро­сту рей­тин­га). Но ав­то­ри­тар­ная ри­то­ри­ка, вы­зван­ная же­ла­ни­ем со­хра­нить власть всё той же со­вет­ской но­мен­кла­ту­ры в об­ли­чии совре­мен­но­го ри­гид­но­го чи­нов­ни­чье­го ап­па­ра­та, вы­тес­ня­ю­ще­го оп­по­зи­цию, на­прав­ле­на лишь на ак­ку­му­ля­цию про­кля­той доли: удер­жать все­ми си­ла­ми те­ку­щее рас­пре­де­ле­ние вла­стей и благ. В ито­ге имен­но это и при­во­дит к ожив­ле­нию оп­по­зи­ции, имен­но это и под­тал­ки­ва­ет оп­по­зи­цию к оже­сто­че­нию и ра­ди­ка­ли­за­ции: ре­аль­ная по­вест­ка вы­тес­ня­ет­ся, за­ме­ня­ет­ся эр­за­цем, си­му­ля­кром на­ции. Для это­го и со­зда­ёт­ся внеш­не­по­ли­ти­че­ское на­пря­же­ние (имен­но в та­ком по­вы­шен­ном на­пря­же­нии и на­чи­на­ет ра­бо­тать шмит­тов­ская связ­ка друг-враг осо­бен­но чёт­ко). А внут­рен­не­по­ли­ти­че­ское на­пря­же­ние раз­ря­жа­ет­ся в эко­ло­ги­че­ском во­про­се, со­зда­вая ви­ди­мость за­бо­ты и бла­го­по­лу­чия.

Тем не ме­нее, ре­аль­но на­цио­на­ли­сти­че­ская по­вест­ка, по­вест­ка един­ства на­ции («Еди­ная Рос­сия», укреп­ле­ние «на­цио­наль­ной ва­лю­ты» и т. д. и т. п.), — ос­но­во­по­ла­га­ю­щая и для пра­вя­щих элит в том чис­ле. Но то, что ап­па­ра­том на­зва­но «се­па­ра­тиз­мом» (как яко­бы за­щи­та от рас­ко­ла), — лишь вы­тес­ня­ю­щий яр­лык, ко­то­рый стре­мить­ся из­бе­жать ре­аль­ных си­стем­ных из­ме­не­ний. Оппо­зи­ци­он­ный на­цио­на­лизм в этом ра­кур­се лишь ана­лог един­ства на­ции в той плос­ко­сти, где нет «про­кля­той доли» нелюстри­ро­ван­ной но­мен­кла­ту­ры, ак­ку­му­ли­ру­ю­щей эко­но­ми­че­ские бла­га за счёт ни­ще­ты ос­нов­ной мас­сы на­се­ле­ния. Поэто­му по­доб­но­го рода ап­па­рат­ная «за­щи­та от рас­ко­ла» толь­ко боль­ше сти­му­ли­ру­ет рас­кол в об­ще­стве, на­прав­лен­ный на по­иск ви­но­ва­тых и коз­лов от­пу­ще­ния. В этом суть ком­пуль­сив­но­го на­цио­на­лизм и нео­на­циз­ма, — это раз­ряд­ка того на­пря­же­ния, ко­то­рое вы­зва­но вы­тес­не­ни­ем ре­аль­ных и необ­хо­ди­мых из­ме­не­ний, — ре­аль­ной эн­тро­пии, ко­то­рую си­сте­ма бо­лее не в си­лах струк­ту­ри­ро­вать, по­это­му — из­бе­га­ет.

В этом смыс­ле Маль­цев вы­сту­па­ет за так на­зы­ва­е­мое «на­ро­до­вла­стие», «власть на­ро­да». Без­услов­но, для пра­вя­щей эли­ты — это «экс­тре­мизм» чи­стой воды. В этом суть уре­за­ния бюд­же­та по во­про­сам об­ра­зо­ва­ния и на­у­ки, ар­мей­ских и школь­ных ре­форм, а так­же сбли­же­ния вла­сти и церк­ви (в этом смыс­ле из­вест­ный ком­мен­та­рий Гре­фа о вла­сти на­ро­да мо­жет хо­ро­шо про­ил­лю­стри­ро­вать об­щее на­стро­е­ние элит). Гораз­до про­ще со­хра­нять власть элит, ко­гда их ми­ни­маль­ная ро­та­ция про­ис­хо­дит толь­ко по же­ла­нию са­мих элит. «Обра­зо­ва­ние — не для всех». Эли­та­ризм, ксе­но­фо­бия, ав­то­ри­та­ризм, во­ждизм — всё это и про­во­ци­ру­ет внут­ри­по­ли­ти­че­ское на­пря­же­ние, оскуд­не­ние на­ции и рас­кол. Ина­че го­во­ря, пра­вя­щие эли­ты сами со­зда­ют себе внешне- и внут­ри­по­ли­ти­че­ских вра­гов, видя свою цель в их си­сте­ма­ти­че­ском вы­тес­не­нии, уни­что­же­нии и тю­рем­ном за­клю­че­нии. Как и в слу­чае с «чи­стиль­щи­ка­ми», си­сте­ма сама по­рож­да­ет де­фек­ты, чтобы, сра­жа­ясь с ними, уво­дить вни­ма­ние от ре­аль­ных про­блем со­ци­аль­но­го дис­ба­лан­са.

Сох­ра­не­ние этой ри­гид­ной вер­ти­ка­ли — жиз­нен­но необ­хо­ди­мо для раз­ла­га­ю­щей­ся но­мен­кла­ту­ры, без это­го си­сте­ма­ти­че­ско­го баль­за­ми­ро­ва­ния, му­ми­фи­ка­ции эта власть ста­но­вит­ся фик­тив­ной, си­му­ля­тив­ной и неле­ги­тим­ной. Авто­ри­тар­ная вер­ти­каль — это един­ствен­ная воз­мож­но ре­аль­но­го удер­жа­ние вла­сти ап­па­ра­том, ко­то­рый не справ­ля­ет­ся и не ду­ма­ет справ­лять­ся со сво­и­ми пер­во­сте­пен­ным обя­зан­но­стя­ми, а имен­но — за­бо­те о на­ции. «Не че­ло­век при­зван слу­жить вла­сти, а власть — че­ло­ве­ку».

Основ­ные про­ти­во­ре­чия со­вет­ской но­мен­кла­ту­ры ста­ли вид­ны осо­бен­но ясно уже в «эпо­ху раз­ви­то­го со­ци­а­лиз­ма». Вот ци­та­та со­вет­ско­го фило­со­фа и пси­хо­ло­га Сер­гея Лео­ни­до­ви­ча Рубин­штей­на из его кни­ги «Чело­век и мир» 1973 года (это позд­нее из­да­ние, где ста­ла воз­мож­на от­но­си­тель­на пол­ная пуб­ли­ка­ция тек­ста ру­ко­пи­си):

В плане об­суж­де­ния пер­спек­тив и тра­ге­дии на­сто­я­ще­го: ос­нов­ная про­бле­ма — со­от­но­ше­ние эти­ки и по­ли­ти­ки — опре­де­лен­ная по­ли­ти­ка ори­ен­ти­ру­ет­ся и утвер­жда­ет пра­во­ту фор­маль­но луч­ших (или ис­пра­вив­ших­ся“) лю­дей, ко­то­рые на са­мом деле уже худ­шие — пу­стые, бес­со­дер­жа­тель­ные, ис­клю­чив­шие из сво­ей жиз­ни мо­раль­ные прин­ци­пы люди. А со­ци­аль­но худ­шие — не при­ла­жи­ва­ю­щи­е­ся к внеш­ним тре­бо­ва­ни­ям, ищу­щие внут­рен­ний под­лин­ный путь, на са­мом деле — луч­шие — фор­маль­но от­ри­ца­ю­щие тре­бо­ва­ния на­сто­я­ще­го, по су­ще­ству, за­щи­ща­ют бу­ду­щее. Что про­изой­дет при от­мене го­су­дар­ства, если фор­маль­ные от­но­ше­ния — от­но­ше­ния ма­сок“ — уже про­ник­ли в сущ­ность лич­но­сти луч­ших“ се­го­дня лю­дей, ис­ка­зив их нрав­ствен­ную и пси­хо­ло­ги­че­скую сущ­ность? Как воз­мож­но стро­ить но­вое об­ще­ство то­гда по прин­ци­пу Лени­на, пред­ло­жив­ше­го стро­ить со­ци­а­лизм из на­лич­но­го, ис­ка­ле­чен­но­го че­ло­ве­че­ско­го „ма­те­ри­а­ла“? Лишь на пер­вый взгляд бур­жу­аз­но­му ин­ди­ви­ду­а­лиз­му про­ти­во­по­ло­жен и про­ти­во­сто­ит со­ци­а­ли­сти­че­ский кол­лек­ти­визм: на са­мом деле по­след­ний не пред­по­ла­га­ет со­ли­дар­но­сти — она уни­что­жа­ет­ся по­ли­ти­кой то­та­ли­та­риз­ма. „Худ­шие“ бо­рют­ся за спра­вед­ли­вость или свою пра­во­ту в оди­ноч­ку, они раз­об­ще­ны „луч­ши­ми“, ко­то­рые со­ли­дар­ны“ на ос­но­ве по­ли­ти­че­ских, а не эти­че­ских прин­ци­пов и тре­бо­ва­ний. [...]

Тота­ли­тар­ность — не есть по­рож­де­ние се­го­дняш­не­го вре­ме­ни. Она была им­ма­нент­на ка­то­ли­циз­му. Одна­ко се­го­дня она до­стиг­ла сво­е­го выс­ше­го уров­ня раз­ви­тия, сво­ей край­ней фор­мы вы­ра­же­ния — это то­та­ли­та­ризм фа­шист­ско­го и со­ци­а­ли­сти­че­ско­го типа. Прин­цип цен­тра­ли­за­ции вла­сти и пол­но­го от­ка­за от ка­ко­го бы то ни было юри­ди­че­ско­го обос­но­ва­ния ее дей­ствий од­нов­ре­мен­но свя­зан с идео­ло­ги­ей доб­ро­воль­но­го и даже фа­на­ти­че­ско­го ее пе­ре­до­ве­ре­ния од­но­му лицу, от­ка­за от этой вла­сти са­мих масс.

Этот прин­цип ока­зал­ся — как ни па­ра­док­саль­но — еди­ным в со­вер­шен­но раз­ных об­ще­ствах — со­ци­аль­но раз­ви­том гер­ман­ском и со­ци­аль­но ар­ха­ич­ном — рус­ском.
Это само по себе за­став­ля­ет от­ка­зать­ся от идеи им­ма­нент­но­сти то­та­ли­та­риз­ма (Иван Гроз­ный, Петр и т. д.) рус­ско­му на­цио­наль­но­му скла­ду, духу. Конеч­но, гер­ман­ский то­та­ли­та­ризм — фа­шизм — ока­зал­ся обес­пе­чен­ным от­ра­бо­тан­ной си­сте­мой немец­ко­го по­ряд­ка (Ordnung), гер­ман­ской при­выч­кой к ор­га­ни­за­ции и ор­га­ни­зо­ван­но­сти, при­выч­кой к под­чи­не­нию и ис­пол­не­нию. Рус­ский — оте­че­ствен­ный — то­та­ли­та­ризм, ста­ли­низм вы­рос (и обес­пе­чил свое упро­че­ние) из ре­во­лю­ци­он­но­го анар­хиз­ма, из пол­ной про­ти­во­по­лож­но­сти немец­ко­му (Ordnung’y) — из рус­ско­го бес­по­ряд­ка, из рус­ско­го раз­гиль­дяй­ства, ли­бе­ра­лиз­ма и от­сут­ствия ка­ких бы то ни было на­чал ор­га­ни­за­ции. Поэто­му то­та­ли­та­ризм не яв­ля­ет­ся им­ма­нент­ным тому или ино­му на­цио­наль­но­му на­ча­лу, ха­рак­те­ру и тем бо­лее тому или ино­му эко­но­ми­че­ско­му ба­зи­су. В этом — за­блуж­де­ние Марк­са, свя­зав­ше­го на­пря­мую по­ли­ти­че­ский уклад об­ще­ства с его эко­но­ми­че­ским ба­зи­сом. Вопрос о со­ци­аль­но-по­ли­ти­че­ском укла­де об­ще­ства го­раз­до слож­нее. [...]

Одна­ко раз­ли­чие рус­ско­го и гер­ман­ско­го то­та­ли­та­риз­ма со­сто­ит так­же в том, что по­ли­ти­ка вто­ро­го была от­кры­тым вы­ра­же­ни­ем его ан­ти­че­ло­веч­но­сти, то­гда как по­ли­ти­ка пер­во­го была на­прав­ле­на на при­кры­тие, мас­ки­ров­ку его под­лин­ной, ан­ти­эти­че­ской, ан­ти­гу­ман­ной сущ­но­сти. Инте­ре­сы дик­та­та вы­да­ва­лись за ин­те­ре­сы на­ро­да. Тра­ге­дия на­сто­я­ще­го при­кры­ва­лась оп­ти­ми­сти­че­ской пер­спек­ти­вой ком­му­ни­сти­че­ско­го бу­ду­ще­го. Иде­а­лом мас­ки­ро­ва­лась уст­ра­ша­ю­щая тра­ги­че­ская ре­аль­ность. И са­мое уди­ви­тель­ное за­клю­ча­лось в том, что эта ил­лю­зор­ность была при­ня­та людь­ми в сво­ей мас­се.

Чем бы, как не вли­я­ни­ем ре­во­лю­ции, мож­но было бы объ­яс­нить эту го­тов­ность са­мих лю­дей при­нять вы­дум­ку за дей­стви­тель­ность?

Сер­гей Лео­ни­до­вич Рубин­штейн — «Бытие и со­зна­ние. Чело­век и мир»

Тем не ме­нее, кон­струк­тив­ная раз­ряд­ка на­цио­на­ли­сти­че­ской ком­пуль­сии — это дей­стви­тель­но важ­ная по­вест­ка, но она не мо­жет быть осу­ществ­ле­на с со­хра­не­ни­ем ри­гид­ных ав­то­ри­тар­ных струк­тур со­вет­ской но­мен­кла­ту­ры, по­это­му необ­хо­ди­мо пе­ре­осмыс­ле­ние как на­цио­на­лиз­ма, так и иерар­хии как та­ко­вой в прин­ци­пи­аль­но но­вом ра­кур­се, не тре­бу­ю­щим ни ми­тин­гов, ни се­па­ра­тиз­ма, ни борь­бы, — ни­че­го из того, что про­во­ци­ро­ва­ло бы ап­па­рат по­ве­сить на про­ис­хо­дя­щее яр­лык «экс­тре­мизм». Ина­че го­во­ря, необ­хо­ди­мо не толь­ко чёт­ко сле­до­вать бук­ве за­ко­на, но и его из­вест­но­му «рус­ско­му духу»: «Закон, что дышло, — куда по­вер­нул — туда и вы­шло».

Здесь в це­лом я вижу ос­нов­ную ошиб­ку оп­по­зи­ции — ре­аль­ная про­во­ка­ция, обост­ря­ю­щая про­ти­во­ре­чия в об­ще­стве, вме­сто их син­те­за и на­хож­де­ния об­щих цен­но­стей. Имен­но в по­пыт­ке най­ти ба­ланс меж­ду тем, чем мы име­ем сей­час, и тем, что го­то­вит для нас гря­ду­щее, я на­чал свою но­вую се­рию тек­стов про на­цио­нал-анар­хизм.

Источ­ник: https://www.facebook.com/voltmn/posts/1223495554463633
ОпубликоватьПоделиться Твитнуть Рассказать
Читать ещё