#Конфликт
#Авторитарная­_риторика
#Ценности
#Психология
#Кризис
#Дневник

Заметка об аресте Серебренникова и закрытии «Рабицы»

Писать про на­цио­на­ли­сти­че­ские и ан­ти­фа­шист­ские ком­пуль­сии в США сей­час смыс­ла не вижу, как и про со­бы­тия в Бар­се­лоне: в бли­жай­шее вре­мя вый­дет боль­шой текст — вто­рая се­рия про на­цио­нал-анар­хизм. Поми­мо того, что в пер­вой се­рии по­доб­ные со­бы­тия были уже опи­са­ны как есте­ствен­ные, во вто­рой се­рии я ана­ли­зи­рую воз­мож­ные по­след­ствия того на­прав­ле­ния, в ко­то­ром раз­ви­ва­ет­ся си­сте­ма, а имен­но — кон­со­ли­да­цию ле­во­ра­ди­ка­лов, не ме­нее ком­пуль­сив­ных, чем уль­тра­пра­вые. Обост­ре­ние про­ти­во­ре­чий толь­ко на­ме­ча­ет­ся, ос­нов­ная раз­ряд­ка — впе­ре­ди.

Не смот­ря на яв­ный «эс­ха­то­ло­же­ский» па­фос неко­то­рых моих тек­стов, — даже для ис­ку­шён­но­го чи­та­те­ля по­вы­шен­ное на­пря­же­ние по­след­них недель ста­но­вит­ся оче­вид­ным. Как я и пред­по­ла­гал, это на­сто­я­щий си­стем­ный шторм. Осо­бен­но в РФ мы на­блю­да­ем кас­кад ка­та­строф: арест Сереб­рен­ни­ко­ва (ре­зуль­тат внут­ри­си­стем­ной конъ­юнк­ту­ры, где в жерт­ву при­но­сит­ся вид­ный де­я­тель куль­ту­ры), по­жар в Росто­ве (ре­зуль­тат ка­пи­та­ли­сти­че­ско­го дав­ле­ния на мар­ги­наль­ные сфе­ры эко­но­ми­ки), убий­ство чем­пи­о­на по пау­эр­лиф­тин­гу в Хаба­ров­ске (от­ча­сти свя­зан­ное с на­цио­на­ли­сти­че­ской ком­пуль­си­ей, судя по за­яв­ле­ни­ям сви­де­те­лей), тер­акт в Сур­гу­те (тер­ро­ри­сти­че­ская ор­га­ни­за­ция, ко­то­рую нель­зя на­зы­вать, взя­ла от­вет­ствен­ность на себя), мас­ки-шоу в Раби­це (про­бле­ма с клу­ба­ми на­ча­лась при эли­ми­на­ции ГНК, и за­ме­ной этой струк­ту­ры на МВД, ко­то­рая явно те­перь ру­ко­вод­ству­ет­ся ка­кой-то сво­ей ло­ги­кой, зна­чи­тель­но бо­лее агрес­сив­ной и ав­то­ри­тар­ной; про­бле­ма же нар­ко­ти­ков куда глуб­же, чем ка­жет­ся на пер­вый взгляд, — к во­про­су о ле­га­ли­за­ции), на­пря­жён­ные ди­пло­ма­ти­че­ские от­но­ше­ния с США (мас­сы те­перь стра­да­ют от но­вых санк­ций, на­прав­лен­ных в первую оче­редь на эли­ты; и по­доб­ное пе­ре­рас­пре­де­ле­ние дав­ле­ния воз­ник­ло имен­но бла­го­да­ря про­во­ка­ци­ям со сто­ро­ны РФ).

Если до это­го штор­ма у масс ещё были ил­лю­зии, что об­щая вол­на эн­тро­пии их не за­денет, то те­перь этот на­ив­ный са­мо­об­ман бьёт­ся об ин­диф­фе­рент­ность дей­стви­тель­но­сти: безу­мие сту­чит­ся к каж­до­му. Неболь­шие за­ти­шья лишь от­счи­ты­ва­ют ритм бури, ко­то­рая и не ду­ма­ет ути­хать, да и как ей утих­нуть, если все усло­вия слу­жат лишь эс­ка­ла­ции эн­тро­пии. Тем не ме­нее, за­ти­шье не за го­ра­ми, за­ти­шье, ко­то­рое обо­зна­чит силь­ную долю в смене так­тов тра­ге­дий.

Потре­би­тель­ская ло­ги­ка ста­вит че­ло­ве­ка пе­ред фак­том слу­чив­ше­го­ся, обост­ряя фруст­ра­цию, и всё, что ему оста­ёт­ся, как вин­ти­ку ме­ха­низ­ма, — это сми­рить­ся и по­да­вить своё воз­му­ще­ние, вы­тес­нить фруст­ра­цию в агрес­сию и нена­висть к себе и дру­гим. Оче­вид­но, что для по­тре­би­те­ля — это неболь­шая цена веч­но­го де­ле­ги­ро­ва­ния от­вет­ствен­но­сти.

Если чу­жие тра­ге­дии мо­ло­дое по­ко­ле­ние по­тре­би­те­лей уже дав­но не ин­те­ре­су­ют, то, как и в слу­чае с фе­сти­ва­лем Outline, — в си­ту­а­ции за­кры­тия клу­ба ло­ги­ка лишь в том, что своя шку­ра — цела. Эта си­ту­а­ция округ­лит­ся в об­щую вол­ну иг­но­ри­ро­ва­ния си­стем­но­го кри­зи­са, вы­тес­не­ния лю­бых тре­вож­ных зна­ков в сво­ей иде­а­ли­за­ции ис­теб­лиш­мен­та — «им вид­нее». Это ли — но­вое по­ко­ле­ние ло­я­ли­стов, вы­рас­та­ю­щее из кар­на­валь­ной без­за­бот­но­сти? Оно уже иг­ра­ет клю­че­вую роль в от­ла­жен­ной ло­ги­ке по­треб­ле­ния (кто, по ва­ше­му, ЦА Раби­цы? кто эти «рабы Раби­цы»?), что го­во­рить о бу­ду­щем, где сте­пень их ин­те­гра­ции бу­дет толь­ко рас­ти?

Несколь­ко бо­лее зна­чи­тель­ные по сте­пе­ни общ­но­сти со­бы­тия, а имен­но — дело «Седь­мой сту­дии» и арест Кирил­ла Сереб­рен­ни­ко­ва, — вы­зы­ва­ют куда боль­ше со­ли­дар­но­сти и ре­флек­сии. К со­жа­ле­нию, это мало вли­я­ет на си­ту­а­цию в це­лом, кри­ти­че­ская точ­ка ко­то­рой — от­сут­ствие ре­аль­ной кон­со­ли­да­ции и за­дав­лен­ный страх пе­ред са­мой воз­мож­но­стью по­ли­ти­за­ции, — ри­гид­ность, об­щая инер­ция и ко­сте­не­ние ав­то­ри­тар­ной си­сте­мы.

Евге­ний Фельд­ман для «Меду­зы»

Всё это про­пи­та­но от­чуж­де­ни­ем, от­сут­стви­ем ре­аль­ной воз­мож­но­сти дей­ство­вать и быть спо­соб­ны­ми к кон­струк­тив­но­му со­про­тив­ле­нию дав­ле­нию ис­теб­лиш­мен­та. Раб­ская мо­раль ми­ро­то­чит. Ответ­ствен­ность де­ле­ги­ро­ва­на на­столь­ко, что, ко­гда грянет гром, неко­гда бу­дет даже кре­стить­ся.

В этом смыс­ле пуб­лич­ный прес­синг на Сереб­рен­ни­ко­ва по­ка­за­те­лен: мало того, что он со­ли­да­ри­зи­ру­ет от­но­си­тель­но ло­яль­ных к вла­сти пред­ста­ви­те­лей ин­тел­лек­ту­аль­ной эли­ты, он пря­мо на­ме­ка­ет, что лю­бое со­труд­ни­че­ство с вла­стью — чре­ва­то. Вы взя­ли день­ги на фильм? На спек­такль? На про­ект? Ну, дер­жи­тесь. Чем выше сте­пень ин­те­гра­ции, тем гром­че бря­ца­ют кан­да­лы. И это спра­вед­ли­во не толь­ко для вид­ных де­я­те­лей куль­ту­ры. Каж­дый те­перь под уда­ром.

Всё оче­вид­ней ста­но­вит­ся, что наш за­пас­ной бро­не­по­езд стал ос­нов­ным, и наша ло­яль­ность и наша же де­я­тель­ность лишь под­ки­ды­ва­ют угля в его ко­тёл. Появ­ля­ют­ся со­мне­ния, — а туда ли ве­зут нас упря­мые рель­сы? Ну что же, здо­ро­вый скеп­сис — семя кри­ти­че­ско­го мыш­ле­ния. Кри­ти­че­ское — это зна­чит мыш­ле­ние как та­ко­вое.

Кри­зис­ные точ­ки, из ко­то­рых вы­рос ав­то­ри­тар­ный эпи­зод пуб­лич­но­го за­кла­ния Сереб­рен­ни­ко­ва, — это об­щая инер­ция си­сте­мы па­ра­зи­тиз­ма: что до­ве­сок кля­уз­ных ра­бот­ни­ков Гоголь-цен­тра, несколь­ко лет без оста­нов­ки стро­чив­ших до­но­сы в стра­хе по­те­рять на­си­жен­ное ме­сто, спон­си­ру­е­мое го­су­дар­ством (бюд­жет кор­мит не толь­ко тол­сто­брю­хих по­ли­ти­ков), что ри­гид­ные бю­ро­кра­ти­че­ские струк­ту­ры, встав­ля­ю­щие пал­ки в ко­лё­са лю­бо­му сколь­ко-ни­будь зна­чи­мо­му про­ек­ту.

Конеч­но, спус­ко­вой крю­чок до сих пор оста­ёт­ся в тени — кто имен­но всё-таки на­чал раз­во­ра­чи­вать эту струк­ту­ру — неиз­вест­но, как и неиз­вест­ны его мо­ти­вы. Насколь­ко это важ­но, если сама струк­ту­ра пря­мо де­мон­стри­ру­ет нам мно­гие ак­ту­аль­ные про­ти­во­ре­чия? Будем ли мы про­дол­жать ис­кать ви­но­ва­тых или всё-таки за­ду­ма­ем­ся о сво­ей роли в ста­нов­ле­нии ав­то­ри­тар­ной си­сте­мы, де­при­ви­ру­ю­щей лю­бое пря­мое твор­че­ское стрем­ле­ние к Цен­но­сти?

ОпубликоватьПоделиться Твитнуть Рассказать
Читать ещё