#Конфликт
#Авторитарная­_риторика
#Ценности
#Кризис

К вопросу о социальном неравенстве

Навер­ное, пора при­знать оче­вид­ный факт не про­сто эко­но­ми­че­ско­го, тех­но­ло­ги­че­ско­го или со­ци­аль­но­го нера­вен­ства, а гло­баль­но­го по­ли­ти­че­ско­го нера­вен­ства, несов­па­де­ния ос­нов­ных по­ли­ти­че­ский ин­сти­ту­тов раз­лич­ных си­стем. Это несов­па­де­ние от­ра­жа­ет­ся внут­ри всей куль­ту­ры це­ли­ком, вклю­чая эко­но­ми­ку и сфе­ру со­ци­аль­но­го, вы­све­чи­вая очень за­бав­ное со­от­но­ше­ние.

В со­зна­нии боль­шин­ства ча­сто встре­ча­ет­ся про­ти­во­по­став­ле­ние «за­пад­ной» мо­де­ли, вы­стро­ен­ной в «духе ка­пи­та­лиз­ма», и мо­де­ли на­шей стра­ны, уна­сле­до­вав­шей боль­шое ко­ли­че­ство раз­роз­нен­ных фраг­мен­тов ин­сти­ту­тов ста­рой си­сте­мы, ко­то­рую мно­гие по ошиб­ке на­зы­ва­ют­ся «со­ци­а­ли­сти­че­ской».

Но это нон­сенс. Если мы про­сто по­пы­та­ем­ся немно­го про­ана­ли­зи­ро­вать то, что сей­час про­ис­хо­дит в Нью-Йор­ке, Гон­кон­ге, а ещё луч­ше — в Крем­ни­е­вой до­лине (мно­гие её до сих пор упор­но на­зы­ва­ют «си­ли­ко­но­вой»), то эко­но­ми­ка, ор­га­ни­за­ция, тех­но­ло­гии, струк­ту­ра са­мих со­ци­аль­ных от­но­ше­ний в на­шей стране ока­жут­ся не про­сто на крайне низ­ком уровне, — они в этой мет­ри­ке эле­мен­тар­но бу­дут от­сут­ство­вать. Нам при­дёт­ся дол­го на­жи­мать на кноп­ку «Уве­ли­чить» на гра­фи­ке, чтобы на­ко­нец най­ти за­те­ряв­ший­ся уро­вень на­ших по­ка­за­те­лей. Нам нече­го срав­ни­вать.

Мы не Сред­не­ве­ко­вье, — нет, — мы по срав­не­нию с функ­ци­о­ни­ру­ю­щей «за­пад­ной» мо­де­лью — Антич­ность, а если учи­ты­вать, что мы были пол­но­стью ото­рва­ны от ка­ких-либо до­воль­но дли­тель­но пред­ше­ству­ю­щих тра­ди­ций и ин­сти­ту­тов це­ли­ком и пол­но­стью, т. е. — с кор­нем и без­воз­врат­но, — то мы на­хо­дим­ся с вами в «до­осе­вом вре­ме­ни», ко­гда мас­са­ми пра­ви­ли жре­цы, во­ен­ные и ари­сто­кра­тия, — кро­ме ужас­но­го со­ци­аль­но­го нера­вен­ства было рас­про­стра­не­но раб­ство, а го­су­дар­ство было по­де­ле­но сфе­ра­ми вли­я­ния от­дель­ных «кла­нов». Доосе­вое вре­мя осо­бен­но от­ли­ча­ет­ся без­гра­мот­но­стью, за­шо­рен­но­стью масс. Мы — это Сирия, толь­ко око­ло 3000 лет на­зад.

Ещё ни­ка­кой «борь­бы ми­фо­са и ло­госа», мы — стра­на зем­ле-дель­цев и ско­то-вод­цев. В на­ших ото­рван­ных и раз­роз­нен­ных фраг­мен­тах тра­ди­ции, в на­ших рас­пав­ших­ся и плав­но дрей­фу­ю­щих струк­ту­рах, по­доб­но рас­па­да­ю­щей­ся под воз­дей­стви­ем ра­ди­а­ции ДНК, мы не най­дём ни де­мо­кра­ти­че­ских ин­сти­ту­тов, ни эле­мен­тар­ных воз­мож­но­стей со­ци­аль­но­го вза­и­мо­дей­ствия, ни эко­но­ми­ки, ни цен­но­стей. Вся наша си­сте­ма буд­то в спир­то-фор­ма­ли­но­вом рас­тво­ре, — её фраг­мен­ты мед­лен­но пла­ва­ют, раз­бу­ха­ют, на­ду­ва­ют­ся, от­тал­ки­ва­ясь от сте­нок кол­бы, за­пол­няя пу­сто­ты.

Ока­зав­шись в со­вер­шен­но под­ве­шен­ном со­сто­я­нии, мы как фин­ский ал­ко­го­лик-неудач­ник из филь­ма Джи­ма Джар­му­ша «Ночь на зем­ле», — дер­жим­ся на но­гах, толь­ко по­то­му, что на нас с двух сто­рон опёр­лись чуть ме­нее пья­ные то­ва­ри­щи. Это и есть наша вир­ту­аль­ная пра­во­вая сфе­ра, — она функ­ци­о­ни­ру­ет толь­ко по­то­му, что нуж­но как-то встро­ить­ся в об­щий гео­по­ли­ти­че­ский ланд­шафт: конъ­юнк­ту­ра внеш­не­го дик­ту­ет свои пра­ви­ла игры.

Очень смеш­но на­блю­дать за про­цес­сом столь ин­тен­сив­но­го «от­сло­е­ния» вла­сти, го­су­дар­ствен­ных ин­сти­ту­ций непо­сред­ствен­но от са­мой стра­ны. Аппа­рат, наш нелюстри­ро­ван­ный «бро­не­по­езд», за­пас­ной путь ко­то­ро­го ока­зал­ся ос­нов­ным, тоже на­чи­на­ет рас­тво­рять­ся в этой ед­кой сре­де.

Власть, κράτος, kratos пол­но­стью «от­сла­и­ва­ет­ся» от того, что в сло­ве «де­мо­кра­тия» зна­чит δῆμος, demos — «на­род». «Власть» сде­ла­ла всё воз­мож­ное, чтобы не про­сто це­ли­ком и пол­но­стью по­до­рвать свою ле­ги­тим­ность, но и в це­лом «вос­па­рить от чер­ни» мак­си­маль­но вы­со­ко.

Это осо­бен­но хо­ро­шо вид­но в том, что мож­но на­звать «пра­во­вой сфе­рой на хо­ду­лях ми­ро­во­го со­об­ще­ства». Это по­чти как у Берк­ли: пока на неё смот­рят, — она су­ще­ству­ет. Сто­ит от­вер­нуть­ся... Имен­но из это сфе­ры власть и вы­тес­ня­ет себя, — в сфе­ру вне­пра­во­во­го, в ту сфе­ру, где за­кон ста­но­вить­ся «дыш­лом», ко­то­рый мож­но вер­теть во все сто­ро­ны. В этом, судя по все­му, власть ви­дит свою функ­цию.

Внут­ри этой сфе­ры дей­ству­ют уже со­вер­шен­но дру­гие от­но­ше­ния. Хоро­шей ил­лю­стра­ци­ей здесь слу­жит сре­да «де­клас­си­ро­ван­ных эле­мен­тов об­ще­ства», — имен­но во «вне­пра­во­вой», в вы­тес­нен­ной сфе­ре тюрь­мы осо­бен­но при­жи­ва­ет­ся свои «по­ня­тия», своя «феня» и свой дресс-код. Это па­рал­лель­ная куль­ту­ра, где скла­ды­ва­ют­ся со­вер­шен­но иные со­ци­аль­ные ин­сти­ту­ции. Пото­му есть вы­бор, — как бу­дем ре­шать — по за­ко­ну или «по по­ня­ти­ям»?

Зада­ча каж­до­го че­ло­ве­ка в той мере, в ка­кой он чув­ству­ет себя хоть немно­го при­част­ным к тому, что вы­хо­дит за рам­ки его квар­ти­ры, «хва­тать» ещё остав­ши­е­ся на зем­ле ка­на­ты это­го «вос­па­ря­ю­ще­го от чер­ни» до безу­мия раз­ду­то­го воз­душ­но­го шара вла­сти и все­ми си­ла­ми ста­рать­ся «при­дать ему вес», — про­цес­су­аль­но за­став­лять его ра­бо­тать в свою сто­ро­ну, за­став­лять «за­тас­ки­вать», ре­шать каж­дый во­прос до кон­ца, — до того мо­мен­та, где мож­но уве­рен­но чув­ство­вать, что это безу­мие на­чи­на­ет ре­шать ре­аль­ные за­да­чи, а не «от­клю­чать ин­тернет» или пре­сле­до­вать лю­дей за то, что они чи­та­ют лек­ции по йоге или вы­хо­дят в оди­ноч­ный пи­кет.

Я бы по­со­ве­то­ва­ла дер­жать­ся в рам­ках за­ко­на. Это до­воль­но труд­но, по­то­му что пра­во­вая база ги­брид­ных ре­жи­мов обыч­но неста­биль­на, они лю­бят ме­нять за­ко­ны и пе­ре­пи­сы­вать их под себя. Но я бы не со­ве­то­ва­ла ни­ко­му дей­ство­вать ре­во­лю­ци­он­ны­ми ме­то­да­ми, ухо­дить в под­по­лье и со­зда­вать бо­е­вые ор­га­ни­за­ции. Вы сде­ла­е­те себя уяз­ви­мым, а тол­ку не до­бье­тесь. Поль­зуй­тесь пре­иму­ще­ства­ми ги­бри­дов! Это пре­иму­ще­ство в том, что они мно­го что вы­нуж­де­ны ими­ти­ро­вать. Они дер­жат­ся за бу­маж­ку — и вы за бу­маж­ку. Они го­во­рят: „Иди­те в суд!“ — и вы иди­те в суд.

«Гиб­ка, как гу­се­ни­ца, ги­брид­ная Рос­сия» — Бесе­да Кате­ри­ны Шуль­ман и Дмит­рия Губи­на

Не имея прак­ти­че­ски ни­ка­ких дей­ству­ю­щих и эф­фек­тив­ных ин­сти­ту­ций, при под­ры­ве всех эф­фек­тив­ных ком­му­ни­ка­тив­ных ка­на­лов, при вир­ту­аль­но­сти на­шей пра­во­вой сфе­ры нам необ­хо­ди­мо за­пол­нять эти пу­сто­ты са­мо­сто­я­тель­но, — на­шей соб­ствен­ной прак­ти­кой, на­шей соб­ствен­ной де­я­тель­но­стью, из это­го «пер­вич­но­го бу­льо­на» нам всем пред­сто­ит син­те­зи­ро­вать хоть ка­кую-то че­ло­ве­че­скую и ра­зум­ную жизнь.

Если не на­гру­зить их сей­час, они вы­ле­тят в от­кры­тый кос­мос, ки­бер-Пути­ну со стер­ха­ми на дель­та­план по­ста­вят ре­ак­тив­ный ра­нец, и он бу­дет ло­вить с ними Falcon 9 ради зап­ча­стей над ра­дио­ак­тив­ной пу­сты­ней, ко­то­рая ко­гда-то на­зы­ва­лась «Рос­сий­ская Феде­ра­ция». Им море — по ко­ле­но.

Источ­ник: https://www.facebook.com/photo.php?fbid=1084683905011466
ОпубликоватьПоделиться Твитнуть Рассказать
Читать ещё